Семья
История
Древо
Фотографии
Информация
Контакты

 

СЕМЬЯ

 

На Кубань! Казачество Ейск Статьи по теме Хроника

 

 

 
Статьи по теме:
  1. Казаки и военные переселенцы на Днестре и Буге в конце ХVIII - начале XIX веков

  2. Русское Юго-Западное казачество и старообрядцы. История вопроса

  3. Переход казачьей флотилии к Тамани в августе 1793 года

  4. Административно-территориальные преобразования в Черномории начала XIX в.

  5. Реформа строевого состава Черноморского казачьего войска в начале XIX века

  6. Некоторые особенности ментальности казаков

  7. Традиционная народная культура казаков

  8. О самоидентификации кубанских казаков

  9. Обычаи, традиции, нравы казаков

 

Русское Юго-Западное казачество и старообрядцы. История вопроса

 

Петр Донцов
Дмитрий Николаев

Казачество в истории России играет необычайно важную роль, как в становлении Российской империи (больше половины всей территории России были присоединены именно казаками), так и в отстаивании независимости России от внешних агрессий. В Великом Новгороде, на памятнике 1000-летия России среди наиболее выдающихся военных и политических деятелей страны есть имена двух казаков: Ермак Тимофеевич и Матвей Иванович Платов.

Формируясь как свободные военизированные поселения на пограничье Русской земли, состоящие из беглых русских, представителей местного населения, рабов, бежавших из татарского или турецкого плена или захваченных в военных походах пленных, они становились новыми центрами православно-русской цивилизации. Энергичные, всегда готовые к отпору внешней угрозе, в поход, живущие своим трудом и знающие цену помощи из России (в виде оружейных и хлебных припасов), прекрасно знающие привычки и военную тактику татар, черкесов, поляков, волохов, турок – они были ядром военных компаний России против агрессивных соседей.

Первые упоминания о казаках появились еще в период разгрома Золотой Орды, после сражения польско-литовских войск с ханом Тохтамышем на р. Ворксле в XIV веке. После этого сражения на озере Хортица появилось большое поселение вольных рыбаков. Попытки татар разгромить это поселение ни к чему не привели. С тех пор по всей Дикой Степи пошла слава о вольном казачестве.

Аналогичные военные поселения стали возникать на всех пограничных с русским порубежьем реках: на Днепре, на Дону, на Волге и Яике (Урале), затем появились казаки в Сибири, на Кавказе. По мере продвижения России и присоединения новых, уже обжитых новыми поселенцами территорий, свободолюбивые русские люди уходили на новые, еще необжитые, опасные для проживания земли. Они уходили из России, но несли с собой и в себе православие.

Оно было и своевольным (казачьи бунты Болотникова, Разина, Некрасова, Пугачева), и верным своему долгу перед православием и Русью (впоследствии перед Россией) в случае внешнего нашествия. Они первые сообщали о готовящихся татарских и черкесских налетах на Русь, и первые встречали незваных гостей картечью, пикой и саблей. В далекой малонаселенной степи казачья станица на берегу реки, окруженная земляным валом и рвом, с пушками на валу, защищенная системой казачьих кордонов и тайных застав была надежной базой и защитой для изолированного поселения от легкой кавалерии мелких черкесских или татарских отрядов. Постепенно отдельные станицы образовывали организованную систему обороны на случай совместного отражения крупных нашествий. Некоторые казачьи соединения могли самостоятельно выполнять крупные военные задачи, осуществляя глубокие рейды в стратегические тылы противника и даже проводить осады и захватывать крупные крепости. Наиболее эффективно казачьи войска стали использоваться во времена Екатерины Великой, когда перед Россией встала задача освоения Дикой Степи, продвижения к Черному Морю, устранения постоянной угрозы со стороны крымских татар, кавказских черкес и дунайских турецких провинций.

После заключения Ясского мира (1771 год) положение на Юго-Западе России стабилизировалась. В Диком Поле резко упала роль крымских татар. Выход России на Днестровский рубеж привел к притоку на эти необжитые земли свободолюбивого населения из глубины России и Подолии. Созданием системы оборонительных укреплений занялся генерал А.В. Суворов. Осенью 1772 г. началась закладка Тираспольской крепости напротив переправы через Днестр у реки Бортна. Через этот брод проходил знаменитый Бендерско-Вознесенский тракт. А напротив, на правом берегу Днестра стояла мощная Бендерская крепость. Нужно отметить, что с самого возникновения Тирасполя, в нем жили старообрядцы. Причем из 4,5 тысяч жителей в 1820 году более 2 тысяч (половина всех жителей) были старообрядцы, а основной массой остальных жителей были купцы-христиане.

Другим центром активной жизни старообрядцев-казаков к 1792 году было селение Маяки, где большой процент населения составляли старообрядцы-мигранты и запорожские казаки. После Ясского мира резко стала увеличиваться старообрядческая община за счет старообрядцев из села Чобручи и некрасовцами. Из 120 дворов 60 дворов были старообрядческими. Старообрядцы все время стремились к границам империи, где религиозное давление на них всегда было минимально.

Нужно подчеркнуть, что до 1812 года река Днестр была пограничной с Турцией и охранялась в основном казаками. До 1812 года именно по Днестру создавалась Россией оборонительная линия.

В 1819 году по указу самого императора из сел Плоское (тогдашний центр старообрядцев), Дмитровка и Уховка началось переселение старообрядцев (более 3000 человек) в Малаештскую волость Тираспольского уезда в села Слободзею, Яску, Троицкое, Беляевку и Кагаклею. Старообрядцы вернулись в 1821 году в село Плоское, восстановив свой образ жизни. Основой экономической жизни старообрядцев села было огородничество, бахчеводство и выращивание масличных культур, а основной производственной единицей была ферма из отселенных на хутора семей. Сильная и многочисленная старообрядческая община села Плоское имела тесные связи со старообрядцами г. Тирасполя.

Как и везде на границах империи первопроходцами заселения новых земель были казаки-старообрядцы, первыми уходящие на неохваченные официальной религией земли. За ними шла вторая волна русских переселенцев других конфессий. Через два-три поколения все повторялось: старообрядцы уходили дальше. Самым ранним поселеньем старообрядцев на левобережье Днестра было село Чобручи (Собручи), часть, как уже говорилось выше, в село Маяки. Так как в Очаковском крае и в Бессарабии епархиальный гнет со стороны Синода был ослаблен по сравнению с Центральной Россией, то сюда и стремились старообрядцы из глубинных губерний. Центрами их деловой активности стали Дубоссары, Балта, Рыбница, Измаил, Килия, Бендеры, Оргеев, Кишинев и почти весь север Бессарабской губернии.

Однако основной формой миграции в конце XVIII века на Юго-Западе России была военно-хозяйственная колонизация. Здесь, на левобережье Днестра, было размещено Черноморское казачество (более 25 слобод – станиц и около 25 тысяч человек с семьями) со столицей в селе Слободзея, однако после 1793 года Черноморское казачество было переселено на Кубань. Будучи крупным формированием (могла выставить до 10 полков), Черноморское казачество играло важную роль в геополитике юга России. Для такого крупного формирования на левобережье не было достаточно земельных угодий и, стремясь сохранить его как боевую единицу, царское правительство решило передислоцировать черноморцев на пустующие земли вдоль пограничной реки Кубань, на востоке от Азовского моря и до предгорий Кавказа. Треть состава ушедшего войска было задунайскими запорожцами, другая треть – выходцы из Новороссии. Однако часть казачества (около 2 тысяч человек) осели в левобережье и перешли в разряд государственных крестьян.

Затем на левобережье Днестра передислоцировали Екатеринославское казачество (именно оно и основало г. Тирасполь). Было здесь и Бугское казачество, и Украинское. На протяжении столетия здесь находились казачьи полки. В иное время (например, в 1836 году) в Очаковской земле и в Бесарабии проживало до 1 миллиона казаков (вместе с семьями).

Нужно отметить, что без казачества удержать огромные безлюдные земли в Подунавье и Новороссии за Россией было практически невозможно. Это прекрасно понимало царское правительство, и поэтому всячески стремилось создать новые казачьи формирования. Пытаясь все время держать их под контролем. Главным был аргумент экономический: регулярные войска нужно было содержать за счет казны, а казаки служили по принципу "служба за землю" и ничего не стоили казне все время воюющей России.

К XVII веку на юге России сложились и окрепли два основных формирования казачества – Запорожское и Донское. Если запорожцы ориентировались в основном на Украину и в религиозном отношении в борьбе с католичеством и униатством ориентировались на греческое Православие, то Донское казачество, состоящее в основном из старообрядцев с одной стороны ориентировалось на Москву, но в вопросах веры всегда готово было встать в оппозицию к государю.

К 1775 году Запорожская Сечь указом Екатерины II была расформирована и распалась на несколько более мелких казачьих войск: Черноморское, Задунайское, Усть-Дунайское, Азовское и Некрасовцы. Российское правительство, желая укрепить вновь приобретенные на юге и западе территории, было заинтересовано в многочисленном и бесплатном (для казны) казачестве для несения пограничной службы и охраны почти безлюдных земель. Более того, Правительство инициировало создание новых казачеств: Бугское, Екатеринославское, Вознесенское, Отдельное запорожское войско. Многие из них были переведены в разряд военных поселенцев. К концу XVIII века все казачьи формирования на юго-западе, кроме Донского и Черноморского (Кубанского), были расформированы и превращены в крестьян-собственников.

Первыми казачьими формированиями, пришедшими в Бесарабию и на Дунай были потомки донцов-булавинцев, в 1708 году бежавшие с Дона на Кубань (их станица располaгалась на р. Протока), а затем на Дунай. Будучи старообрядцами, взыскующими града Небесного, они были мало привязаны к земле. Приходили на новые земли, обосновывались. Их потомки искали другие, более благодатные земли. После взятия Измаила в 1790 году русскими войсками и сражения донских казаков атамана Платова под Бабадахом (недалеко от старообрядческих станиц некрасовцев) часть некрасовцев ушла в Россию и осела в Измаиле, Буджаке, Вилково. Затем часть их переселилась в Приднестровье (Аккерман, Бендеры, Кагул, Кишинев), потом на их основе были созданы казачьи войска :Усть-Дунайское Буджакское, Бугское, Екатеринославское, Черноморское, Азовское и Дунайское. Часть старообрядцев вернулась на Дон.

Другая, непримиримая часть старообрядцев-некрасовцев (липоване) ушла в Турцию (за Дунай). Некрасовцы пришли в Бесарабию из турецких владений. Часть некрасовцев осталась на Кубани и в конце XVIII века помогала русской армии в войне с татарами. Затем они влились в ядро Кубанского казачества. Отметим, что старообрядцы на Кубани занимались рыболовством и лесным промыслом (сплавом леса) – основными промыслами в степи, контролируемыми староверами. Наиболее значительную роль некрасовцы сыграли в войнах начала XVIII века, когда 1,5 тысячи казаков-староверов (почти 3 казачьих полка!) пришли добровольно в Днестровскую армию.

Первые старообрядцы, пришедшие в юго-западный край, были в большинстве своем казаками, т.е. полувоенными формированиями. Они пришли на земли откочевавших в начале XIX века из Очаковского края и Бесарабии на Кавказ ногайцев. Казаки стали заселять близкий к донскому лесостепной ландшафт. Ведя полуоседлую жизнь, они хранили казачьи автономию, многие донские обычаи и навыки. Нужно отметить, что и в современной жизни старообрядцев сохранились казачьи обычаи: так, например, Совет общины из 12 человек, в который могут избираться только после 50 лет из "стариков" – ветеранов. Историки отмечают, что по мере потери контактов с Доном у самих старообрядцев, ушедших за Дунай, происходила внутриконфессиональная консолидация – в старообрядчестве начинала доминировать "поповская" ветвь.

Казаки-некрасовцы, переселившиеся в 1740-х годах с Кубани в Ханскую Украину поселились на Днестре в Собручах, Слободзее, Гура-Роше, Маяках. Жили казачьими общинами, занимались рыболовством, огородничеством, другими промыслами. В военном отношении они подчинялись Дунайскому атаману. С приходом сюда Черноморского казачества, они органически влились в него.

В 1780-х годах, после присоединения Крымского ханства к России из Крыма в низовья Дуная переселились 1400 некрасовцев (с семьями). И организовали в Бабадаге пять станиц. В общей численности на территории Бесарабии и Валахии проживало (в начале XIX века) порядка 15 тысяч казаков-некрасовцев. Наиболее массовая волна реэмиграции казаков из-за Дуная прошла в 1830-х годах, во время войны России с Турцией. Более 1 тысячи казаков переселились в Бесарабию (Кишинев, Измаил, Бендеры).

С выходом России к Дунаю местные казаки-старообрядцы активно помогали Дунайской армии провиантом (за собственный счет), помогали проводить суда Дунайской флотилии, передавали свои рыбные промыслы армии, организовали перевоз войск через Дунай.

Костяком другого, Усть-Дунайского, Буджакского (юг Бесарабии) казачества были запорожцы и их потомки. Верные России запорожцы после разгона Сечи образовали Черноморское войско. Другая часть сечевиков ушла за Дунай и образовала Задунайскую Сечь. В конце XVIII века, с выходом России к Дунаю часть из задунайцев вернулась на левый берег Дуная и образовали Усть-Дунайское и Азовское (атаман Гладков) казачества (конец 1820-х годов). Впоследствии из Усть-Дунайского запорожского казачества была сформирована Дунайское войско (1828 год). Это войско размещалось в междуречье Буга и Днестра. В это войско вошли мазеповцы (потомки ушедших с гетманом Мазепой сечевиков), которые были расквартированы южнее Бендер и Каушан. Их численность (в 1776 году) доходила до 10 тысяч человек. До 1805 года центром этого казачества был Вилков, однако потом резиденция кошевого атамана была перенесена в Татарбунары. Созданное Усть-Дунайское Войско традиционно состояло из пеших, конных и флотских казаков. За короткий срок из добровольцев сформировали 4 полноценных полка (2 тысячи человек). Это было полиэтническое формирование (русские, украинцы, молдаване, сербы и болгары, поляки, крещенные евреи, венгры). Наиболее спаянными были здесь запорожцы и старообрядцы-некрасовцы, которые и составляли ядро этого казачества. Успех в формировании этого казачества и его слава стали настолько широким, что сюда стали убегать из центральной России целые села, что в конце концов привело к ликвидации этого, хоть и нужного для обороны юго-западных границ империи войска, но ставшего угрозой для системы крепостничества в России. И уже в 1808 году началось его расформирование. Однако его казаки (запорожцы и староверы-некрасовцы) стали впоследствии основой для нового войска – Дунайского иррегулярного войска (казачества), сыгравшего большую роль в борьбе за Дунай и в Крымскую кампанию.

К 1856 году в Дунайском казачьем войске насчитывалось 12 тысяч казаков и 280 офицеров. Офицеры в это войско приглашались с Кубани и Дона, большая часть которых обратно не вернулась. Большую группу добровольцев в этом войске составляли болгары и гагаузы. Основные поселения казаков этого войска находились южнее Аккермана, Волонтировки и Татарбунар, а также в Буджаке. Одно время головным атаманом Дунайского казачества был генерал Тухачевский. После Крымской войны Дунайское казачество было расформировано. На его базе впоследствии сформировали Новороссийское казачье войско.

В Дунайском казачестве реализовалась уникальная для казачества ситуация: причисление к казачьему сословию бессарабских цыган. В 1838 году в Военном министерстве родилась идея о причислении всех "коронных" цыган из сел Фараоновка и Каир к Дунайскому казачеству и наделением их за ратную службу землей. Перековкой цыган в казаки поручили казакам из украинцев и молдаван. В Крымскую компанию они уже мало чем отличались от природных казаков и по военным навыкам и по богатству. Но как только после реформы 1870-х годов Дунайское (с 1857 года было переименовано в Новороссийское) казачество было распущено, цыгане-казаки тут же продали свои уже крепкие хозяйства и разбрелись по таборам в бескрайней Буджакской степи, быстро опускаясь по социальной лестнице и спуская нажитое.

Отметим, что все новые создаваемые казачества строились по образцу Всевеликого войска Донского и все офицеры новых казачьих войск проходили обучение либо в нем, либо под руководством донских офицеров. Совмещая в себе образ и быт воина и крестьянина, живущего "землей" или "промыслом", казаки являлись как бы продолжением и потомками "государевых стрельцов". Со всеми их достоинствами и недостатками.

В 1872-1874 годах Новороссийское (Дунайское) и Азовские казачьи войска в результате военной реформы были расформированы. С ликвидацией войска казаки были переведены в разряд крестьян-собственников с передачей земельных наделов без выкупа. Обманутые властью казаки, лишенные в результате проводимой по западному образцу политике "унификации" крестьянства, внутренней иерархичности и самодисциплины быстро утратили военные традиции и казачьи обычаи. Абсолютное большинство Дунайских казаков уже к 1885 году осталось безземельным и превратилось в сельских люмпенов. Те, кто уехал сразу по ликвидации войска, выиграли больше оставшихся, которые быстро превратились в крестьян и "расказачились". В этом отношении в гораздо более выгодном положении оказались отстраненные от несения воинской службы еще во времена формирования Новороссийского казачества некрасовцы-староверы, которые не "расказачиваясь", занялись выгодными рыбными и другими промыслами, и реформы 1870-х годов их не коснулись. Нового, полиэтнического казачества не получилось. Только природные казаки (донцы-некрасовцы и запорожцы) сохранили свои казачьи корни. Новые казаки из привлеченных болгар, цыган, евреев, молдаван и прочих не получилось. При первом же кризисе они быстро утратили свое "казачество" и вернулись к традиционному образу жизни.

Задунайские запорожцы, реэмигрировав в Россию к 1829 году, образовали отдельное запорожское войско, которое затем к 1837 году оформилось окончательно в Приазовье как Азовское казачье войско (около 6 тысяч человек с семьями) со столицей в г. Мариуполе. В конце 1860-х годов Азовское войско было также ликвидировано.
 

Несмотря на то, что казачьи войска юго-западного направления непосредственного участия в Отечественной войне 1812 года участия не принимали (за исключением трех Бугских казачьих полков), однако свою роль они выполнили. Остановили австрийско-французский конный корпус (в 30 тысяч человек) маршала Шванценберга на Волыни и составили костяк 3-й русской армии, оборонявшей весь юго-запад России от турок и австрийцев, готовых вступить в войну. С другой стороны, вновь освоенные и обжитые земли левобережья Дуная, Днестра и Буга стали ядром и тыловой базой снабжения для всей стратегической системы обороны малонаселенного юго-запада России. Надежные Казачьи войска на юге позволили центральному командованию все силы сосредоточить на главном, западном направлении. Так были проверены и подтверждены стратегические замыслы Потемкина и царского генералитета о необходимости и целесообразности создания казачьих войск на юго-западе России.
 

К сожалению, замечательный опыт казачьих формирований был неправильно воспринят императором Александром I и его окружением. Столкнувшись с финансовыми трудностями в содержании разросшейся в результате Отечественной войны армией и не желая ее сокращать, было придумано, используя казачий опыт, создать систему военных поселений по всей России. Провал этого замысла поставил под сомнение и саму идею казачества. Правительство так и не поняло, что одно дело добровольное, естественно-необходимое казачество удаленных от России русских поселенцев, другое – казенное, организованное сверху.
 

Нужно отметить, что в современном казачестве происходит процесс возрождения. Так с начала 1990-х годов за двенадцать лет численность например Донского казачества (включает Ростовская и Волгоградская области) выросла до 200 тысяч, из них только численность муниципальных казачьих дружин больше 1,5 тысяч человек. Только обучающихся в военных заведениях Всевеликого войска Донского около 24 тысячи молодых казаков. И это при конкурсе 3-5 человек на одно место!

 

 

 

   

• Домашняя • Вверх • Семья • История • Древо • Фотографии • Информация • Контакты •
На Кубань! • Казачество • Ейск • Статьи по теме • Хроника